История учебных заведений Ораниенбаумского и Петергофского уездов с первой половины XIX века до 1917 года

Гржбовская Галина Богдановна,

лектор-краевед,преподаватель

 

Посвящается А. А. Плаксину и А. Н. Суркову

Слово автора

Я завершила свою работу по сбору материалов, связанных с историей учебных заведений современного Петродворцового района.

Перед вами книга, рассказывающая о тех учебных заведениях, которые были в Ораниенбаумском – Петергофском уезде,  до 1917 года.

До 1917 года в Ораниенбаумский, а впоследствии Петергофский,  уезд входили многочисленные поселения и деревни, в которых были начальные училища, церковно-приходские школы. Рассказать обо всех этих школах нет возможности.

История любого города или посёлка интересна, но меня больше интересует вопрос истории учебных заведений нашего города, тех  школ и училищ, которые давали начальное и среднее образование.

Надеюсь, что жителям Петродворцового района будет любопытно узнать историю этих учебных заведений. В моей работе мне помогли воспоминания и архив краеведа, учителя нашего города Алексея Алексеевича Плаксина, который всю свою жизнь собирал материал об истории своего любимого Ораниенбаума-Ломоносова. При сборе сведений об учебных заведениях Петергофа мне очень помогали советы краеведа, педагога и методиста Алексея Николаевича Суркова. Свою книгу я посвящаю неутомимым людям, собиравшим по крупицам бесценные свидетельства, которыми они щедро делились со всеми, кого это могло заинтересовать. Они приобщали к краеведению школьников и взрослых людей, прививая любовь к истории своего родного края.

В книгу вошли материалы из архива Краеведческого музея города Ломоносова, материалы краеведа В. А. Гущина, реферат «История народного образования России», который выполнили ученицы 436 школы Ирина Старостина и Ирина Тимонина под руководством учителя истории Зинаиды Викторовны Землянка.

В книгу вошли документы, хранящиеся в Центральном государственном историческом архиве Санкт-Петербурга. В фондах «Петроградская духовная консистория» и «Ораниенбаумский земский суд» хранятся сведения о сельских училищах Ораниенбаумского уезда конца 40-х годов XIX века. В фондах «Дирекция народных училищ Петроградской губернии» находятся документы об учебных заведениях Ораниенбаума в XIX – начале XX века. Материалы, рассказывающие о земских и других школах Петергофского уезда второй половины XIX века, можно найти в фонде «Петроградский губернский статистический комитет». Интересны фонды «Канцелярия попечителя Петроградского уездного округа» и “Канцелярия Петергофского предводителя дворянства». В них  хранятся архивные источники, рассказывающие о Петергофской мужской гимназии императора Александра II.

Краеведы, упомянутые мной не смогут увидеть этой книги, пусть она будет данью памяти об этих удивительных людях.

Историческая справка

Самыми распространенными типами учебных заведений в России были сельские одноклассные и двухклассные народные училища, городские училища, подведомственные Министерству народного просвещения; одноклассные и двухклассные церковно-приходские школы, подведомственные Священному Синоду. Существовали школы различных ведомств, частные, были училища и школы, которые подчинялись ведомству императрицы, но таких школ было  значительно меньше. 

В 1782-1786 годах в России была проведена очередная школьная реформа. Для реализации реформы создана «Комиссия об учреждении училищ». Комиссию возглавил сенатор П. В. Завадовский. В 1786 году правительством был опубликован подготовленный комиссией «Устав народным училищам в Российской империи», согласно которому в городах разрешалось открывать «Народные училища» двух типов: главные четырёхклассные училища (в губернских городах) и малые двухклассные училища (в уездных городах).

В уездных городах, каким был Ораниенбаум, открывались малые училища. Для училищ требовались новые учебные книги. Основным пособием стала книга «О должностях человека и гражданина» (1783). Она издавалась в двух вариантах: для учителей и учащихся. В этой книге объяснялись детям их обязанности по отношению к Богу и царю. Впервые для школы был написан учебник по естествознанию «Начертания естественной истории». Он был написан путешественником и естествоиспытателем академиком В. Ф. Зуевым, к этому учебнику прилагался атлас. Профессором Московского университета Е. Б. Сырейщиковым для народных училищ была написана «Краткая Российская грамматика» (1887).

Материальное снабжение и руководство народными училищами было возложено на «Приказы общественного призрения», во главе которых стояли чиновники губернии, а не педагогическая администрация. Школы были отданы в ведение местных властей, которые не были заинтересованы в их развитии, не зная педагогики, они видели в учителях только мелких чиновников.

В народных училищах должны были проводиться испытания два раза в год: в середине учебного года — частные испытания учеников в присутствии учителей других классов, а в конце учебного года — публичные испытания в присутствии большого количества приглашенных лиц и гостей из дворянства, купечества, духовенства и чиновников города. Публичные испытания проводились в торжественной обстановке: «учителя должны были говорить приветственные речи, в которых пропагандировалось значение науки и государственного обучения». Ученики декламировали стихи. Гости имели право задавать ученикам вопросы в соответствии с программой испытаний.

В 1782 году открыто Петербургское главное народное училище, которое фактически выполняло роль учительской семинарии, готовившей учителей для будущих народных училищ. В главном народном училище обучались пять лет, последний класс был двухгодичным. В учебный план главных училищ были включены следующие предметы: чтение, письмо, счет, краткий катехизис, священная история, чистописание, рисование, арифметика, история (всеобщая и русская), естественная история, география, грамматика, геометрия, физика. При главных училищах рекомендовалось открывать библиотеки, а также учебные кабинеты, в которых должны быть наглядные пособия по естественной истории, математике, физике.

Деятельность сельских училищ определялась «Инструкцией для двухклассных и одноклассных сельских училищ Министерства народного просвещения» (1875). Срок обучения в одноклассных училищах составлял три года, а обязательными предметами в них были Закон Божий, славянская грамота, русский язык с чистописанием, арифметика. В двухклассных училищах с пятилетним сроком обучения дополнительно преподавались начатки истории, географии, естествознания, церковное  пение и черчение. При наличии средств «Инструкцией» допускалось введение в учебный план гимнастики, обучение ремёслам для мальчиков и рукоделию для девочек, а также садоводству, огородничеству, пчеловодству. Важнейшим условием открытия этих училищ было обязательство местных земств, сельских общин или других учредителей обеспечить их участком земли, помещением, выделять средства на содержание учителей, на приобретение учебных пособий для учащихся. Министерство народного просвещения выделяло на содержание этих училищ всего около одной трети общей суммы затрат, однако училища подчинялись министерству, дирекции и инспекторам народных училищ.

В каждом одноклассном училище работал один учитель и один законоучитель, а в двухклассном – два учителя и один законоучитель. В некоторых училищах вводились должности помощников учителя. Ими, как правило, были выпускники двухклассных училищ, которых оставляли при школах для подготовки к поступлению в учительскую семинарию.

Самым распространенным типом начальной школы в России этого периода были церковно-приходские школы и школы грамоты, находившиеся в ведении Святейшего Синода. Они, как и министерские школы, были одноклассными и двухклассными. В одноклассных школах курс обучения продолжался 3 года, а в двухклассных – 4 года (последний год обучения был двухгодичным). В школах грамоты дети обучались 2 года. Школы грамоты открывались по инициативе приходских священников или других членов причта и утверждались главой епархии. Как указывалось в «Положении о церковных школах ведомства православного исповедания» (1902), главной задачей всех этих школ являлось «распространение в народе образования в духе православной веры и церкви, утверждение христианской нравственности и сообщение детям необходимых полезных знаний». В церковно-приходских одноклассных  школах обучали Закону Божьему, церковному пению, чтению книг церковной и гражданской печати, письму и арифметике. В двухклассных школах добавлялись начатки русской истории, географии, черчение и рисование. На предметы, связанные с религией, отводилось свыше 40% всего учебного времени. Несмотря на то, что церковно-приходские школы способствовали повышению общей грамотности населения, уровень общеобразовательной подготовки учащихся в них, их материальная база значительно уступали министерским школам. Всё это привело к сокращению их численности в предреволюционные годы.

В конце XIX века в России велась подготовка к очередной реформе школы, она продолжалась 8 лет (1856-1864). В 1864 году было утверждено «Положение о начальных народных училищах» и новый «Устав гимназий и прогимназий». К начальным народным училищам были отнесены все городские и сельские элементарные школы, которые содержались за счёт казны, различных обществ и частных лиц. Хотя по положению продолжительность обучения не устанавливалась, она фактически равнялась трём годам. «В училища могут быть принимаемы дети всех сословий, без различия вероисповедания. В начальных народных училищах могут обучаться дети обоего пола там, где не представляется возможным иметь отдельные училища мужские и женские». (ЦГИА СПб. Фонд 19. Опись 120. Дело 354, л.8).

Руководил начальными школами уездный училищный совет, которому давалось право открывать и закрывать школы, назначать и увольнять учителей. В эти советы входили представитель Министерства народного просвещения (учитель гимназии), представитель Министерства внутренних дел (исправник), от духовного ведомства был священник, были ещё представители от земства.

Учителями могли быть как духовные, так и светские лица. Если от светских лиц требовали документы, подтверждающие их подготовленность к преподаванию и политическую благонадёжность, то от священников подобных документов не требовали.

Устав гимназий и прогимназий от 1864 года вводил несколько типов гимназий: классическая гимназия (с обязательным преподаванием двух древних языков), полуклассическая гимназия (с преподаванием латыни) и реальная гимназия (без древних языков). По сравнению с классической гимназией учебный план реальной гимназии был более прогрессивным и жизненным, потому что в нём много времени отводилось математике, естествознанию, физике и черчению. Однако, согласно Уставу 1864 года, только обучение в классической гимназии давало доступ в университет. Государственные гимназии были мужскими с семилетним сроком обучения. Прогимназии были неполными средними школами с четырёхлетним сроком обучения, что соответствовало первым четырём классам гимназии. Прогимназии открывались в небольших городах.Основным типом начальных учебных заведений в городах были городские училища, которые по «Положению о городских училищах» (1872) могли открываться не только правительством, но и земствами, городскими обществами, сословными учреждениями и частными лицами.

Они находились в ведении попечителей учебных округов и осуществляли свою деятельность под руководством инспекторов народных училищ. Целью городских училищ, как она определялась в «Положении», было «обеспечение детям всех сословий начального умственного и религиозно-нравственного образования».

В 1912 году, в соответствии с «Положением о высших начальных училищах», все городские училища стали преобразовываться в высшие начальные училища с четырехлетним сроком обучения. Для поступления в высшие начальные училища необходимо было окончить одногодичное начальное училище Министерства просвещения или соответствующее ему другое начальное учебное заведение. В учебные планы высших начальных училищ входили: Закон Божий, русский язык с элементами церковнославянского, арифметика, начатки естествоведения, географии, истории,  рисование и черчение. В отличие от городских училищ, учебный план высших начальных училищ предполагал ознакомление учащихся с элементами алгебры, геометрии и физики, а пение и гимнастика были обязательными. Создание высших начальных училищ облегчало переход из начальной школы в среднюю школу при условии сдачи дополнительных экзаменов по тем предметам, которые отсутствовали в учебных планах начальных училищ, но имелись в гимназиях – это древние и современные иностранные языки.

В учебном плане женских гимназий все предметы делились на обязательные и необязательные. К первым относились Закон Божий, русский язык, арифметика, элементы всеобщей и русской географии, чистописание, различные виды рукоделия, гимнастика. Вторые включали французский и немецкий язык, предметы эстетического цикла – рисование, музыку, пение, танцы. Сравнение учебных планов мужских и женских гимназий свидетельствует о том, что и по количеству предметов, и по программам всех общих дисциплин женское образование было более ограниченным и поверхностным.

 

Образовательные учреждения Ораниенбаумского уезда

в середине XIX века

 

О том, где и как обучались дети крестьян в Ораниенбаумском уезде Санкт-Петербургской губернии в середине XIX века, можно узнать из архивных документов. Эти документы находятся в Центральном государственном историческом архиве Санкт-Петербурга.

В Ораниенбаумский уезд входили многочисленные деревни, посёлки и небольшие поселения, входящие в Бегуницкую, Воронинскую, Витинскую,  Гостилицкую, Губаницкую, Медушскую, Ропшинскую, Шингоровскую волости.

В каждой из этих волостей были как многочисленные деревни, так и небольшие поселения. Государство не выделяло средств на содержание приходских училищ, которые содержались за счёт сборов от крестьян, помещиков и церквей. В селе Гостилицы Ораниенбаумского уезда с 1825 года существовало училище для детей поселян. Оно содержалось на средства помещика Потёмкина. В Гостилицком училище русский язык преподавал Пётр Штатский, вольноотпущенный помещика Потёмкина. Летом училище размещалось «в особом устроенном от Г. Потёмкина доме, а зимой на мызе того же помещика ...» (ЦГИА СПб. Фонд 840. Опись 1. Дело 45, л. 1).

К 1846-1847 учебному году при церковных приходах в сёлах Ропша, Клоницы (Клопицы), Дятлицы, Высоцкое, Бегуницы, Копорье были открыты училища. Кроме того училища были в немецких колониях и в Стрельне. «Из колоний и деревень, лежащих около Ораниенбаума и Петергофа, дети ходят в находящиеся в них народные училища».  Училище в Копорской Греговой мызе помещалось в доме помещицы, действительной статской советницы Екатерины Петровны Юрьевой, и содержалось на её иждивении. Книги, бумага и прочее для учащихся  училища выдавалось Юрьевой бесплатно. В селе Высоцкое училище было открыто 2 октября 1847 года, на мызе действительной статской советницы госпожи Крестовской «в пристроенном особенном её доме…» (ЦГИА СПб. Фонд 19. Опись 120. Дело 354, л. 8). Помещица поручила обучение детей пономарю Николаевской церкви Алексею Ильинскому.

Согласно ведомостям об училищах за вторую половину 1847 года, в этих училищах обучалось всего 265 учащихся; из них 239 мальчиков и 26 девочек. (ЦГИА СПб. Фонд 840. Опись 1. Дело 45, л.  9-33). Возраст учеников колебался от 6 до 18 лет. Основную часть учащихся составляли дети крестьян, дворовых, землемеров и дети из воспитательных домов.

Все училищные помещения осматривались земскими врачами. Найденные ими недостатки  санитарного устройства устранялись по возможности летом. Обучение в училищах начиналось 1 сентября или 1октября, а заканчивалось 1 мая или 1 июня. В училищах преподавались предметы: Закон Божий, чтение, арифметика, чистописание, краткая священная история и молитвы. Преподавание в училищах вели служители церквей этих приходов, в основном безвозмездно. (ЦГИА СПб. Фонд 19. Опись 120. Дело 354, л. 1–33). В ведомостях за 1847 год дана оценка успехов и поведения детей поселян. Например, по чтению против каждой фамилии записана следующая оценка: «хорошо», «склады», «тупо», «порядочно». В графе «Молитвы» перечисляются выученные молитвы. Поведение оценивалось как «хорошее», «весьма хорошее», «очень хорошее», «скромное», «порядочное», «примерное».

 

Земские народные училища Петергофского уезда

в середине XIX века

 

С 1848 года Ораниенбум перестал быть уездным городом. Земли Ораниенбаумского уезда вошли во вновь созданный Петергофский уезд, и появилась Ораниенбаумская волость. В Ораниенбаумскую волость входили  Кронштадтская и Ораниенбаумская колонии, Большая и Малая Ижора, Пеники, Илики, Копорье, Таменгонт и ближайшие поселения.

Территория Петергофского уезда была обширна, в неё входили Кронштадт, Ораниенбаумская волость, Гостилицы, Стрельна, Сергиево, Волосово, Высоцкое, Бегуницы, Разбегаево и многие другие более мелкие поселения.

В Памятной книжке Санкт-Петербургской губернии на 1864 год указанно, что в Петергофском уезде проживало 48107 жителей. Грамотность среди них составляла 13%. (Памятная книжка Санкт-Петербургской губернии на  1864 г. – СПб.: 1864. – с. 248).

Согласно отчёта Петергофской земской управы, из 53 сельских начальных народных училищ, находящихся на территории уезда, было: «27 постоянных земских училищ, одно – земское временное; два – не причисленных к земствам, но с пособием от земств; два – содержимых исключительно на средства сельских общин; одно двухклассное училище, одно одноклассное училище, непосредственно подведомственных Министерству народного просвещения; 19 училищ,  подведомственных разных ведомств. Учащихся: 1419 мальчиков и 715 девочек».  (ЦГИА СПб. Фонд 260. Опись 1. Дело 107, л. 93).

Руководство земскими училищами осуществлял училищный совет. «Положение о начальных народных училищах» от 1864 года предписывало назначать председателями училищных советов предводителей дворянства.

Училищному совету Петергофского уезда были подведомственны 32 училища, которые отстояли одно от другого на расстоянии 5–7 вёрст. Эти училища были одноклассными. Одно училище приходилось на 570 душ мужского пола, но для многих крестьянских детей обучение была недоступно.

В 1870–1880 учебном году в Ораниенбаумской волости было открыто училище в Бронной. Из архивных документов стало известно, что в 1879 году в деревне Пеники пожар уничтожил дом Ораниенбаумского волосного правления, в котором находилось училище. В 1879–1880 учебном году это училище находилось в деревне Малая Ижора, а в 1880–1881 учебном году – в Верхних Броннах. Наёмные помещения в крестьянских избах не вмещали наличного числа учащихся. Это побудило Броннинское и Большеижорское сельское общество собрать посильные средства и построить для училища дом. Место для строительства было выбрано в Нижних Броннах.

В отчёте приводится интересный факт, что не всегда дети из различных волостей могли ходить в одно училище: «Училище в деревне Копорское за неимением помещения причислено к временным. Эта деревня стоит особняком от прочих деревень волости, детей школьного возраста здесь около 40 человек. Хотя в двух верстах от деревни находится училище, но оно относится к другой волости и принадлежит приходу финской церкви. Учреждение здесь постоянного училища настоятельно необходимо».

Из архивных документов можно узнать, что, несмотря на последствия неурожая, сельские общины выделяли деньги на содержание училищ и на строительство специальных домов для училищ. В отчёте указывается: «Восемнадцать училищ уезда, подведомственных Училищному совету, занимают специальные построенные дома, два училища находятся в зданиях волостных правлений». (Отчёт училищной комиссии Петергофского уезда о состоянии Народного образования в Петергофском уезде за 1880–1881 учебный год, с. 66).

Треть училищ в уезде была переполнена учащимися, из-за этого иногда в них ограничивали приём, а иногда допускали, чтобы младшие и средние отделения посещались учащимися через день. Интересно, что в некоторых училищах не хватало места для всех желающих учиться, и власти вынуждены были открывать параллельные классы. В двух училищах, Губаницком и Гостилицком, были учреждены параллельные классы. В одном из них дети православного исповедания отделены от лютеран, в другом девочки отделены от мальчиков. Параллельные классы учреждены с содержанием учителя от земства там, где число учащихся было более 80 человек. В Гостилицком училище за недостатком мест было отказано в приёме нескольким мальчикам. Учитель лютеранского отделения получает от земства 100 рублей в виде пособия, которое выдаётся по окончании учебного года. Православные священники, которые преподавали Закон Божий, получали тоже 100 рублей.

Училища в своём большинстве размещались в деревянных домах, в которых часто случались пожары. Многие училища столкнулись с этой проблемой.  В отчётах часто встречаются упоминания о таких случаях. В 1880–1881 учебном году в Гостилицком училище случился пожар, уничтоживший всё имущество, как училища, так и учителей, проживавших при училище. Трагедия этого училища заключалась в том, что крестьяне купили это здание с рассрочкой на 5 лет и деньги ещё не были выплачены. Училищная Комиссия оказала помощь, заказав для училища мебель, а учителю и учительнице выдали по 100 рублей.

В «Отчёте училищной комиссии Петергофского уезда о состоянии Народного образования в Петергофском уезде за 1880–1881 учебный год» большое внимание уделено Гостилицкому училищу. «Исходным пунктом дела развития школьного образования в Петергофском уезде были Гостилицы. Отсюда школы начали насаждаться в ближайших волостях, направляясь преимущественно к югу и западу. Теперь в Гостилицкой волости почти нет ни одного селения, из которого дети не ходили бы в школу, нет места, где не было бы грамотного». (Отчёт училищной комиссии о состоянии народного образования в Петергофском уезде за 1880–1881 учебный год. – СПб.: 1881. – с. 69–70).

В большинстве волостей Петергофского уезда училищ не хватало, большая нужда в них была и в Ораниенбаумской волости. Из отчёта училищной комиссии о состоянии народного образования в Петергофском уезде за 1880-1881 учебный год на странице 69 читаем: «Особенно нуждаются в школах сельские общества: ораниенбаумское-красногорское (330 детей), большеижорское (240 детей), венковское (260 детей), иликовское (320 детей)».  (Отчёт училищной комиссии о состоянии народного образования в Петергофском уезде за 1880-1881 учебный год. – СПб.: 1881. – с. 69).

Многие деревни уезда из-за своей малочисленности не могли иметь школ, они должны были отправлять детей в ближайшие училища. Некоторые училища вынуждены были создавать ночлежные приюты для таких детей. В конце 80-х годов при Тешковском, Медушском, Глобицком и Копорском училищах имелись ночлежные приюты.

В отчёте говорится о ночлежных домах при некоторых училищах: «Смотря на ночлежный покой, как на часть училища, ближайший надзор за ним должен иметь учитель или учительница, а потому он должно находиться или в здании училища или вблизи его. Помещение должно быть тёплым, светлым, для мальчиков и девочек отдельно. В ночлежном покое должны быть: русская печь, нары или другие приспособления для ночлега, большой стол со скамейками, висячая лампа, самые необходимые кухонные и столовые предметы. Необходимо иметь место для хранения продуктов, приносимых детьми. В ночлежном покое должна быть прислуга».  Здесь же в отчёте приводятся суммы, нужные для содержания ночлежного приюта, от 60 до 100 рублей в год. В отчёте отмечается, что существующий при Копорском двухклассном училище приют хорошо устроен. Училище и приют находятся в одном здании.  Учительница следит за порядком и заведует хозяйственной частью. При приюте имеются: ледник, огород и баня. Содержался ночлег за счёт средств земства и пожертвований частных лиц. Своим устройством и благосостоянием ночлежный приют обязан попечительнице училища С. А. Зиновьевой. В нём содержалось около 40 учащихся, в основном мальчики. В случае непогоды или по иным причинам и другие учащиеся находили в нём для себя ночлег (до 5 человек). На расход по ночлежному приюту было израсходовано 580 рублей в год, за исключением отопления и освещения, что лежит на обязанности волости. За содержание в приюте платили 20 рублей в год или от 2 рублей 75 копеек до 3 рублей 50 копеек в месяц. Каждый проживающий получал кровать, подушку, одеяло и постельное бельё. Продукты питания дети имели свои. Учащиеся, находившиеся в приюте, после уроков обучались столярному, сапожному или переплётному мастерству. Девочки иногда оставались для ночлега в комнате учительницы. (Отчёт училищной комиссии о состоянии народного образования в Петергофском уезде за 180-1881 учебный год. – СПб.: 1881. – с.  68–70).

Многие селения Ораниенбаумского волости были небольшими, находились порой от 2-х до 12-ти вёрст от церкви. Детям поселян ходить в церковно-приходское училище, особенно зимой, было неудобно и опасно, а ежедневно привозить и забирать детей из училища крестьяне не могли, поэтому многие дети крестьян не посещали школу.

В начале учебного года все помещения училищ и поступившие в них ученики осматривались земскими врачами. «Училищная комиссия признала необходимость просить гг. врачей принять на себя:

1) объезд училищ в начале учебного года для медицинского осмотра поступивших учеников;

2) периодический объезд училищ для наблюдения за содержанием, как учеников, так и училищных зданий». (Отчёты и доклады по народному образованию Петергофской уездной земской управы очередному земскому собранию 1905 года. – СПб.: 1905. – с. 23).

Земские врачи ежегодно представляли отчёт о санитарном состоянии училищ с указанием необходимых мер для улучшения их санитарного состояния. При невыполнении указанных требований училища могли лишиться пособий от земства.

В шестнадцати училищах Петергофского уезда учащиеся обучились церковному пению, из них в пяти были образованы певческие хоры.

Некоторые училища имели школьные сады и огороды. В Ораниенбаумской волости они были при Броннинском училище. Работы в них проводились земскими учителями совместно с учащимися. Крестьянское население с интересом наблюдало за работой в школьных садах. Учителя не только учили крестьян лучшим приёмам земледелия, но и помогали им совершенствовать кустарные промыслы. Учитель Мишеловсого училища, по предложению земской управы, помогал крестьянам выращивать корзиночную иву, а учитель Керновского училища научил крестьян более совершенным приёмам гончарного дела и помогал сбывать изделия. Женскому рукоделию обучались в тринадцати училищах. Это занятие было более развито в Высоцком училище. Учительница Клясинского училища обучала девочек цветоводству.

Среди училищ, которые принадлежали различным ведомствам, можно отметить специальную школу, которую содержало общество лоцманов в селении Лебяжье. Это общество содержало также несколько малых общеобразовательных школ в разных населённых пунктах, в которых учились 75 мальчиков, и одну школу на 14 девочек (в том числе и в Большой Ижоре). Это отмечено комиссией Балтийского флота в 1889 году. В начальную школу принимали и детей местных жителей. В «Отчёте по народному образованию Петергофской уездной земской управы» говорится: «приём крестьянских детей в школу Лоцманского Селения и обучение в ней обуславливалось тем, что в прежние годы Лоцманское Ведомство получало от Земства субсидию на содержание своего училища с обязательством принимать крестьянских детей». (Отчёты и доклады по народному образованию Петергофской уездной земской управы очередному земскому собранию 1905 года. – СПб.: 1905. – с.  23).

Дети Красногорского сельского общества пользовались училищем, находящимся в Лоцманском селении. Со временем лоцманское ведомство отказалось от земской субсидии, но продолжало принимать ещё несколько лет крестьянских детей в своё училище.

В Отчёте за 1903 год читаем: «Заслуживает внимания деятельность попечителя Лебяженского земского училища Н. Н. Никитина, ежегодно жертвующего на училище большие суммы и, вообще, чутко относящегося ко всяким нуждам попечительствующего им училища: так, по его инициативе и за его счёт, школьники получают ежедневно горячий чай, благодаря его попечениям отремонтировано школьное здание и пр.» (Отчёты и доклады по народному образованию Петергофской уездной земской управы очередному земскому собранию 1903 года. – СПб.: 1903. – с. 8).

Большие проблемы с открытием училищ были в тех местах уезда, где проживали финны. Было решено привлекать для обучения в учительской земской школе финнов. «Таким образом, в 1880-1881 учебном году в Петергофском уезде будет 37 училищ, если найдётся учитель-финн в Риколовское училище». (Там же).

Была ещё одна проблема – это отсутствие учителей, которые могли бы работать в училищах, где дети говорили на ижорском языке. «В минувшем учебном году открылись четыре учительские вакансии, две из них, в местности с ижорским населением, замещены сыновьями крестьян Петергофского уезда, окончившими курс в Гатчинской учительской семинарии, на две другие вакансии определены учительницы, окончившие курс в С-Петербургской земской учительской школе». (Отчёт училищной комиссии о состоянии народного образования в Петергофском уезде за 1880–1881 учебный год. – СПб.: 1881. – с.  69-70).

Любопытно было узнать, как в отчёте оценивался учительский труд: «Все учителя и учительницы исполняли свои обязанности с похвальным усердием и успехом, на сколько тому благоприятствовали условия школы». (Отчёт училищной комиссии о состоянии народного образования в Петергофском уезде за 1880–1881 учебный год. – СПб.: 1881. – с.  69–70).

С годами количество земских училищ Министерства народного просвещения и епархиального ведомства значительно увеличилось. Например, в 1898 году в уезде было 50 земских школ (в Ораниенбаумской волости – 9 школ), из них в подчинении Министерства народного образования и епархиального ведомства – 20 училищ. В 1914–1915 годах число школ в Петергофском уезде составило: земских – 147, церковно-приходских – 30, двухклассных училищ – 14, частных – 11. (Памятная книжка С.-Петербургской губернии на 1914–1915 г.г. – СПб.: 1915. – с. 247–255).

В Петергофском уезде существовали ткацкая, сапожно-шорная, кузнечно-колёсная мастерские. Была и сельскохозяйственная мастерская, которая готовила опытных рабочих по уходу за сельскохозяйственными машинами и орудиями. Эти ремесленные мастерские создавали земства. В ремесленных мастерских учились три года. Количество учеников этих мастерских составляло 10–15 человек. Желающих поступить в мастерские было много, но всех принять не могли. В уставе Шунгаровской сельской ремесленной мастерской (деревня Красносельская Подстава) было записано: «В низший класс мастерской принимаются подростки не моложе 14-ти лет, обладающие познаниями общеобразовательных предметов в объёме курса начальных училищ». (Отчёт Петергофского уездного училищного совета Ведения министерства Народного просвещения за 1902/3 учебный год. – СПб.: 1903. – с.74). 

 

Учителя и учительницы земских училищ

 

Из отчёта училищной комиссии о состоянии народного образования в Петергофском уезде за 1880–1881 учебный год можно узнать, где обучались работники образования: 

 

Количество  учителей                учительниц

В высших учебных заведениях        1

В учительских семинариях                                

а) С.-Петербургской земской           4                                       17

б) Гатчинской                                    4                                       ----

в) Колпинской                                   7                                       ----

г) Воспитательного Дома                 8                                       ----

В средних учебных заведениях       1                                          3

домашнее                                           1                                          2

 

Интересны данные о том,  как долго учителя находились на службе в училищах Петергофского уезда: 

 

                                                   учителей                      учительниц

Менее 5 лет                                     9                                    11

Прослужили 5 лет                          3                                    11

Прослужили 10 лет                        8                                      1

Прослужили 15 лет                        4                                          

Прослужили 20 лет                        1                                        

 

Учительские должности в сельских училищах, находящиеся в ведении Училищного Совета, занимали 25 учителей и 23 учительницы. «Учителя, за исключением трёх, окончили курс в учительских семинариях, трое окончили курс в С.-Петербургской земской учительской школе. Число учительниц, получивших в ней образование, больше чем учителей». Вот как оценивали работу учительниц в отчёте: «Вообще по энергии, педагогической и научной подготовке, следовательно, и по умственному развитию, учительницы первенствуют пред учителями. Учителя большей частью семейные, укоренившиеся на своих местах, тогда как учительницы – девицы и на занимаемое в сельской местности место часто смотрят, как на практическую школу для получения впоследствии той же должности в городе, где труд учителя не так тяжёл. Этим объя

Краеведческая конференция "Имена и память здешних мест" 15 ноя 2016 7052
Яндекс.Метрика